NewsWritingsаудиокнигиMusicVideosPhoto
Друзья, новости об иллюстрированной книге «Прощание с бумагой».



Мы напечатали новый тираж и, поскольку сейчас книга продаётся только на спектаклях, в магазинах её нет, решили принимать заказы по заявке на почту yutkina@gmail.com

Это происходит так:
1) Вы пишете письмо на этот адрес, сообщаете, что хотите книгу «Прощание с бумагой», указываете количество книг, оставляете свой почтовый адрес с индексом.
2) После этого мы с вами связываемся, подтверждаем заказ и высылаем книгу почтой.

Цена книжки вместе с почтовой доставкой по России - 650 рублей.
Оплату принимаем на карту. Реквизиты пришлём в письме-подтверждении.
Книгу вышлем после получения оплаты.

В дальнейшем откроем форму заказа на сайте, где будем продавать не только книги.
Это было вам интересно?
link 0
share
e-grishkovets


«Здравствуйте!
Пробыл ещё один день в Австралии.

На утро была назначена репетиция с переводчиком, но я попросил её передвинуть на 16 часов местного времени, потому что понял, что не могу отключиться от того, что думаю и всё время сомневаюсь, что я в Австралии. Я понял, что мне необходимо немедленно увидеть кенгуру и убедиться в том, что я действительно на этом самом отдалённом континенте. Так что вместо утренней репетиции я отправился в национальный парк, где была обещана встреча с кенгуру и коалой.

От центра города Перт нужно было ехать сорок минут. Ехали почти всё время по городскому ландшафту. Как только выехали за городскую черту возник полицейский кордон. Всех без исключения водителей заставляли подышать в трубочку. В 9:30 утра. Не выборочно! Всех! Даже водителей грузовиков. Значит, не всё в порядке в Австралии с трезвыми водителями.

После кордона проехали буквально две минуты, и с правой стороны от дороги я увидел большое количество верблюдов... Я не шучу! Большое количество одногорбых верблюдов, которых мы знаем по пачке сигарет Кэмэл. В этот момент я категорически сильно засомневался, что я в Австралии».
13 Feb 2018 11:46 pm
link comment
share
e-grishkovets
11 Feb 2018 05:15 pm
link comment
share
e-grishkovets
Здравствуйте!
Через час вылетаю в Австралию!!! Точнее, сначала в Доху, а потом в австралийский город Перт. Потому что пока ещё люди не сделали самолётов, которые умеют летать из Москвы до Австралии. Или сделали, но не показывают.

Лет десять назад я стал совершенно спокойно относиться к тому, что, наверное, и не побываю в Австралии. Мне, конечно, хотелось, но я допускал, что не найдётся свободных денег, времени, а главное — какой-то веской убедительной причины, кроме кенгуру и коалы, побывать на этом самом отдельном континенте. Я даже как-то в одном интервью сказал, что мне конечно хотелось бы побывать в Австралии, но я не уверен в том, что Австралия хочет, чтобы я в ней побывал.

Но Австралия в лице фестиваля в городе Перт изъявила желание и пригласила меня. На всём большом фестивале от России буду только я один. Один за весь отечественный театр. Хорошо, что на фестивале искусств не нужно проходить допинг-контроль. Я бы его точно не прошёл.

Догадываюсь, что большинство людей, которые читают мой дневник, никогда в Австралии не были. Это очень далеко, долго лететь и дорого. Поэтому постараюсь писать о том, что буду видеть, слышать и нюхать. Никакого уровня представлений о том, что меня ждёт у меня нет. Намеренно ничего не читал про Австралию и Перт, никого, кто там бывал, не расспрашивал и ничего себе не фантазировал. Сделал так, чтобы гарантировать себя от разочарований. Наоборот, надеюсь исключительно на очарование. Ну и хочу сам произвести благоприятное впечатление.

Буду писать сюда из страны, равной континенту, то есть с родины кенгуру и утконоса, а также ехидны и многих разных сумчатых тварей.
Ваш Гришковец.
11 Feb 2018 06:35 am
link comment
share
e-grishkovets


«В процессе работы над книгой я постоянно обдумываю новый спектакль, который будет целиком и полностью новой книге посвящён и кровно с нею связан…

Последние десять лет, начиная с 2008 года, я делаю и выпускаю один моноспектакль в три года. Это всегда очень особенная длительная и кропотливая работа. Но в наступившем году я наконец-то подошёл к завершению написания романа «Театр отчаяния или отчаянный театр». Над этой книгой я работаю уже третий год, и она вытеснила все другие замыслы и идеи. Я даже подумывал над тем, чтобы не делать и не выпускать в наступившем году новый спектакль.

Но как это обычно бывает… вдруг пришло странное и неожиданное решение… Родился сценический образ предисловия к тому роману, который я сейчас пишу. Я понял, что хочу и обязательно сделаю сценическое предисловие к книге».

Расписание премьерных показов спектакля.
Билеты продаются онлайн и в кассах театров.
30 Jan 2018 08:00 am
link comment 1
share
e-grishkovets
Ближайшие (и единственные в этом сезоне) показы спектакля «Шёпот сердца» - 21, 22 и 23 марта в Москве.



Билеты продаются онлайн и в кассах театра.
23 Jan 2018 07:44 am
link comment
share
e-grishkovets


«Зимой 2002 года мой товарищ Алекс Дубас, который тогда ещё жил в Риге, сделал мне удивительный подарок. Он знал, что я люблю Цезарию Эвора и стараюсь всячески её пропагандировать. К тому времени она ещё не объездила по нескольку раз практически все города России, ещё не стала практически народной артисткой России, а была таинственной, недосягаемой и дала всего несколько концертов в Москве и Питере. Но многие песни уже были на слуху, любимы, и кто-то их знал наизусть. Одну песню к тому моменту я использовал в «Дредноутах».

Короче, Алекс организовывал её концерт в Риге. Она должна была прилететь из Питера в Москву и через три часа улететь в Ригу. Алекс снабдил меня лимузином и просто попросил встретить и проводить Цезарию. Это был прекрасный подарок, и я ночь перед этим не спал. В Москве было холодно, а поклонникам Цезарии было известно, что она всегда ходит босиком. Я не знал, говорит ли она хоть немного по-английски, но был уверен, что мне предстоит встреча с богиней.

Не буду рассказывать о своих волнениях и ожиданиях. Всё получилось очень просто. Я стоял в «Шереметьево 1», среди таксистов и встречающих, и смотрел на дверь, откуда выходят прилетающие. Из двери появлялись люди, люди, люди… И вдруг вышли какие-то чудесные существа. Маленькие, смуглые, в невероятных нарядах и с музыкальными инструментами. А потом вышла она… Очень маленького роста… на неё было накинуто какое-то дурацкое пальто, на голове шапки не было, да и волос почти не было. Точнее, были, но очень-очень короткие. Пальто не было застёгнуто, на шее висел добрый килограмм золота в виде самых разных цепочек и других украшений. А в руке у неё была сумка, такая же, как у моей бабушки в семидесятые. Она шла с трудом, хромая, шлёпая по полу клетчатыми тапочками-шлёпанцами, такими нашими-нашими тапочками. Таксисты обрадовались, кто-то сказал: «Смотрите, какая тётка! Тётка, давай к нам, мы довезём!» Никакой охраны с ней не было. Цезария посмотрела на окруживших её таксистов, ничуть не смутилась и сразу стала танцевать. А те выкрикивали: «Во тётка даёт! Откуда такая, интересно?»

Я не сразу смог привлечь к себе внимание, но потом появилась строго одетая, смуглая женщина и какой-то совсем чёрненький маленький мужичок с чемоданом. Они растолкали таксистов, я понял, что они с Цезарией, и представился. Женщина оказалась племянницей Цезарии и её директором, а мужичок младшим братом. Таксисты ворчали: «Куда от нас тётку забираете! Мы довезём! – а когда увидели лимузин, сказали: – А тётка, видать, непростая! Ладно, езжай с ним (это было про меня). Он тебя лучше довезёт».

Племянница оказалась неприветливой и жёсткой. По-английски она говорила. Цезария же говорила только на том языке, на котором поёт. Ехать из «Шереметьево 1» в «Шереметьево 2» недалеко, минут десять, но за эти десять минут весь мой пиетет и недоумение, как себя вести с волшебной певицей, исчезли. Сев в лимузин, Цезария тут же включила телевизор и была возмущена, что он не работает. Все десять минут она ворчала, и явно уставшая от неё племянница объяснила мне, что та недовольна всем: тем, что холодно, тем, что темно, тем, что снег. Со мной они обращались весьма пренебрежительно, и мне пришлось объяснить племяннице, что я вообще-то не на службе, просто помогаю. То, что они являются мне подарком, я говорить не стал.

Из лимузина Цезария выходить отказалась, и мне пришлось долго искать коляску, в которой было мало толку. Я прокатил её всего метров 25, до лестницы в VIP-зал, а потом долго помогал подняться по этой лестнице. Она попросила кофе. Кофе был плохой, молоко к кофе холодное. Когда его подогрели, оно стало слишком горячим. Ещё она одну за одной курила «Кэмел кинг сайз». Должен сказать, что ворчала она не как наши псевдозвёзды, а как немного уставшая, не очень здоровая тётка из соседнего дома. За час она меня извела. Я сидел и думал: «Господи, скорее бы она улетела, я теперь с полгода не смогу слушать её песни».

И тут она обратила внимание на мою бейсболку. А на голове у меня была отличная чёрная бейсболка с маленьким серебряным значком. Я купил её в Брюсселе, и это была любимая вещь. Цезария попросила её посмотреть, посмотрела и надела себе на голову. Мне оставалось только изобразить большую радость оттого, что ей моя кепка так подошла. Ещё она спросила, где ей взять такой шарф, как у меня. Спросила очень просто: взяла мой шарф и попросила племянницу перевести вопрос. Шарф был в оранжевую полоску, тоже любимый. Но я тут же сказал, что она может его взять. Тогда Цезария подумала и сказала, что ей нужен такой же, но чёрный. Тут я уже искренне обрадовался и сказал, что в Риге очень много чёрных шарфов и что там её ждут… А потом случилось то, после чего я многое понял и перестал сердиться.

Я пошёл в туалет, а когда возвращался, увидел, что Цезария сидит, сняв мою кепку с головы, на носу у неё очки, причём такие, какие носят тётки с рынка или из столовой, и она внимательно рассматривает лейбл. Увидев, что я подхожу, она тут же надела кепку и отвернулась, мол, ничего я не рассматривала. Мне стало так смешно! Я понял, что она такая вот настоящая, неподдельная тётка. Для кого-то она ворчливая, но любимая тётя Цезария. Тётя, которая даже не пытается понять, что вокруг происходит, а живёт, как привыкла. Но вскоре сообщили, что рейс задерживается на час, и мне довелось увидеть тех, для кого она является ворчливой тётей Цезарией.

Когда объявили о задержке рейса, она поворчала, а потом попросила о чём-то своего брата, который был при ней камердинером. Он достал ноутбук, поковырялся, и Цезария стала показывать мне фотографии каких-то людей на празднике в убогом посёлке. Она объяснила через племянницу, что это её последний день рождения, было очень весело, собрались все её внуки, племянники, и она хотела, чтобы её в тот день окружали только молодые парни и мужчины. Я смотрел фотографии, кивал. Наконец она остановилась на групповом снимке, где было человек тридцать пять, разновозрастных, разноцветных, от почти чёрных до совсем белых парней и мужчин, и среди них стояла Цезария. Директор-племянница отошла говорить по телефону, а Цезария показывала мне родственников. Она тыкала пальцем в экран и говорила: «Витторио, Еухенио, Педро, Хулио, Андреас…» – и так далее. Показала всех. Я изобразил полный восторг и радость…

Мои восторги иссякли, а Цезария уставилась на меня и чего-то ждала. Я не понял, пожал плечами, мол, что? Она молча ткнула в какого-то парня на экране. Я не понял. Она ткнула в другого, я опять пожал плечами. Она нахмурилась и снова ткнула в того, которого показала первым. Тут я догадался и робко сказал: «Хулио?» Она всплеснула руками и с досадой сказала: «Андреас!» …Больше часа я запоминал всех поимённо. Это было очень непросто. Потом мне был устроен экзамен, который с первого раза я не сдал. Но наконец назвал всех, в какой бы последовательности она их ни показывала, чем вызвал восторг брата, одобрительную ухмылку племянницы и благосклонный взгляд Цезарии.

Когда мы расстались, и её повели на паспортный контроль, я был самым счастливым человеком в аэропорту, я с трудом скрывал радость, и мне срочно хотелось выпить грамм сто коньяку. Цезарию увели за красную линию, но она вдруг вырвалась и вернулась. Достала из своей сумки большой, шелестящий полиэтиленовый пакет, в котором, как оказалось, было очень много монет разных стран и мятых купюр со всего мира. Она долго в нём копалась. К нам подошла её племянница, которая пыталась её поторопить. Но Цезария и не думала спешить. Наконец она достала яркую цветную бумажку, протянула её мне и сказала через племянницу: «Когда прилетишь на Кабо Верде, скажешь таксисту, чтобы отвёз к дому Цезарии. Они знают. Этого как раз хватит на такси до моего дома». И пошла. А потом снова остановилась, достала пакет, снова пошелестела, и племянница принесла мне ещё одну купюру, только поменьше размером и совсем-совсем потёртую. Когда я её взял, Цезария крикнула: «А это дашь таксисту на чай!»

Вот эти две бумажки передо мной, две тысячи и двести эскудо банка Кабо Верде. На двух тысячах – цветок, стихи и портрет усатого мужчины, под которым написано Eugenio Tavares. Видимо, поэт. А на двухстах эскудо – парусный кораблик. Бумажка совсем потёртая, почти лохмотья».
Отрывок из дневника
19 Jan 2018 08:23 am
link comment
share